Елена колобаева иркутск знакомства

Русская классическая литература в восприятии И.А. Бунина и М.А. Алданова

Elena Leonidovna Vartanova, Moscow state university of M.V. Lomonosov, Russian Federation. Wolfgang знакомства с его творчеством, .. Л.А. Колобаева справедливо отметила, что «в русской жизни особенно Irkutsk.: Izd-vo Irkutskogo un-ta, 95 s. Akhmadulin E.V. Osnovy teorii zhurnalistiki. Rostov. Находилась в тюрьмах Иркутска и Новониколаевска, освобождена летом г. в Москве из Бутырской .. Мать ее, Елена Юльевна, была пианисткой с консерваторским образованием. .. Они расписались 11 мая, через восемь дней после знакомства. Записи вел - Андрей Колобаев. Госдумы РФ от КПРФ Елена Драпеко, Александр Куваев и т.д., представители бывшей На выборах Заксобрания Иркутской области 12 октября №6 списка знакомство избирателей с кандидатами и то, что в бюллетене значились все «Северсталь» Николай Колобаев).

Возможность этого хода оправдана тем, что выделенные в качестве определяющих черт стилевого направления сгущенная образность и выстраивание многомерной реальности легко позволяют перегруппировать ряд поэтов, исключив из ме-тареалистов О. Шварц и дополнив его именами А. Закрепило указанную тенденцию перегруппировки ряда ме-тареалистов отдельное издание книги "Поэты-метареалисты: Таким образом, термин "метареализм", объединяя разнородные художественные системы например, Седаковой и А.

Еременкотеряет свою значимость, становясь "безразмерным". Не прояснила место поэзии О. Седаковой в современной литературном процессе и авторитетная работа Н. Липовецкого "Современная русская литература" Лейдерман Н. Авторы, описывая поэтические направления новейшей русской литературы, объединили в "поэзию необарокко" творчество И.

Парщикова, оставив художественную систему О.

  • Нилин, Павел Филиппович
  • Российские актёры и актрисы эпизода
  • Вопрос «О Галиче». Кто и почему убил знаменитого барда?

Седаковой за границами предложенной классификации. Хотя имя поэта упоминается в книге дважды, но в связи с его мнением о творчестве И. Проблемным оказывается и соотнесенность художественных принципов О. Седаковой с такими глобальными культурными системами, как модернизм и постмодернизм. Князева, рассматривая вслед за М. Выводом исследователя становится заключение о том, что метареализм, рассмотренный на примере цикла Седаковой "Китайское путешествие", преодолевает как модернистский, так и постмодернистский способы мировосприятия там же, Кроме того, исключение О.

Седаковой из рядов постмодернистов часто представляется недоказательным, опирающимся на косвенные характеристики, например,такие, как критическое отношение самого поэта к явлению постмодернизма Жажоян М, Таким образом, творчество Ольги Седаковой, оказавшись выведенным из постмодернизма и преодолевшим, по Князевой, модернизм, оказывается внеположным крупным эстетическим явлениям современности.

В рецензиях на выход книг Седаковой и в откликах на знакомство с ее творчеством литераторы часто обращают внимание на непривычное отношение к слову в стихах поэта, выражая это в самом выборе заглавий своих статей, например, "Чужое слово Седаковой" Голубович К. Иванов в стихах Седаковой увидел преодоление автоматизма нашего восприятия слова и его смысла Иванов В. Славецкого непонятность, раздражающая "косноязычием", которое "создает ощущение, что стихи написаны как бы уже не автором, который мог бы выправить их" Славецкий В.

При этом опыт Н. Славянского показывает, что качество поэтического слова О.

К - российские актёры и актрисы эпизода - Кино-Театр.РУ

Седаковой может быть непреодолимым барьером на пути постижения этой поэзии, так как кроме "невнятицы", задача которой "устроить читателю темную среди бела дня", автор ничего не увидел в стихах поэта Славянский Н. На этом фоне попытка С. Аверинцева найти слову Седаковой типологически близкие явления в анналах мировой литературы представляется особенно значимой. Известный литературовед определяет характерность поэзии Седаковой понятием "метафизичность", включая поэта на основании этой особенности в круг таких авторов, как Баратынский, Тютчев, Рильке, где "никаких горячих или тепловатых шероховатостей, работа именно с прозрачностью охлажденного слова, и вместо богатства словаря - очень жесткий отбор лексики, до того универсально-всеобщей, что как бы уже ничьей, "Божьей" Аверинцев С.

Обращение к понятию "метафизическая поэзия" побудило автора статьи к пространным пояснениям "во избежание недоразумений": Показательно, что Сергей Аверинцев, говоря о метафизичности поэзии Седаковой, характеризует качество ее поэтического слова.

Если в английской литературе понятие метафизической поэзии появилось благодаря новому прочтению Т. Элиотом метафизических поэтов XVII века, то в русском литературоведении это выражение стало широко употребляться благодаря изучению творчества И.

Бродского, в чьей поэтической практике увидели традицию английской метафизической поэзии. Именно такое понимание поэтической метафизики наметил и сам Иосиф Бродский, противопоставив метафизику как языковую напряженность стиха лиричности как избытку эмоций, считает И.

Другим признаком поэтов-метафизиков М. Кружков, соглашаясь с мнением И. Основу метафизичности Джона Донна первого из поэтов, к кому приложил Д. С таким пониманием метафизичности поэзии Д. Донна соглашается и В. Дымшиц, автор предисловия первого двуязычного сборника поэта в нашей стране, считая главным достижением Д. Донна совершенство самого искусства говорения Дымшиц В. Не соглашаясь с однозначной оценкой системы идей, воплощенной в стихах Д.

Донна, мы можем констатировать, что термин метафизическая поэзия в употреблении русской современной критики характеризует лишь формальный уровень поэтического явления. И Григорий Кружков, задаваясь вопросом: Расширенное понимание метафизичности поэзии мы встречаем в работе И.

Плехановой, посвященной изучению творчества И. Видя в поэзии Бродского стремление к освоению бесконечности через языковой диалог с неведомым, автор осознает стилистические особенности его поэтики ритмическая, синтаксическая и образная изощренность, парадоксальное сопряжение далеких предметов, преобладание интеллектуального над эмоциональным и. Между узким и широким пониманием метафизической поэзии нет кардинальных противоречий, так как их расхождение намечено не наличием противоречащих друг другу признаков, а выделением конституального признака из ряда.

То, что поэзия Ольги Седаковой укладывается в рамки языкового понимания метафизической поэзии, ни у кого не вызывает споров: Шайтанов в статье "Метафизики и лирики", находя особое место поэту "среди многих образованных, далеко не всегда бездарных культуртрегеров и культурдиггеров" Шайтанов И. Вопрос же о метафизике философского толка стихов Седаковой вызывает наибольшие разногласия критиков, так как не имеет наглядности, присущей языковой форме, и остается частным мнением исследователей.

Так, с одной стороны, утверждается, что Ольга Седакова - поэт нового содержания Бибихин В. Именно способность Седаковой менять "стилистические регистры" античные эпитафии, пейзажная китайская лирика, манера А. Шайтанова, видящего место поэта среди культуртрегеров и возводящего его творческую родословную к "школе Спенсера" - "первого великого стилизатора в английской поэзии, владевшего мастерством любой подсветки - и пасторальной, и куртуазно-христианской" Шайтанов И.

Вопрос же о том, что мешает самому поэту назвать стилизацией такие циклы стихов, как "Китайское путешествие" или "Стелы и надписи" Седако-ва О.

Минувших дней ЛЮДСКИЕ СУДЬБЫ...

Основная тенденция восприятия содержания лирики О. Седаковой связана с осознанием религиозной доминанты ее творчества. Впервые в широкой печати о поэзии Седаковой как феномене современного религиозного сознания высказался в году С.

Стратановский в статье, посвященной религиозным мотивам в современной русской поэзии. Взяв для рассмотрения творчество О.

Валентина Титова: «Я выбросилась из горящего танка!»

Блаженных, он приходит к выводу об особом, проблемном, характере религиозной мысли этих поэтов, предполагая, что человеку, "ищущему в религии только утешение", эта поэзия чужда, в то время как "не боящийся задавать "неудобные вопросы" найдет резонанс своим переживаниям в ней Стратановский С. Аверинцев в послесловии к вышедшей в году книге хвалит поэзию Седаковой за то, что в век, когда "все авгуры окончательно согласились, что творчества, ориентированного на то, что в старину называли сферой неподвижных звезд, как и самой упомянутой сферы, не может быть, потому что быть не может", она соблюдает запрет апостола Павла, не велящего сообразовываться веку сему Рим 12, 2.

Аверинцев не возводит напрямую генезис поэзии Седаковой к религиозному опыту, но находит множество причин обращения к христианским реалиям в разговоре о ней Аверинцев С.

Реакцией на высказанную похвалу был не только упрек Н. Славянского в том, что Аверинцев "подсовывает Седаковой костыли, сколоченные из риторических восхвалений" Славянский Н. Пурин в диалоге с А. Машевским, размышляя о "повышенном мистицизме", свойственном стихам О. Шварц, высказывает сомнение, что для понимания искусства важно знать, "положительный" или "отрицательный" ответ дает художник на "последние вопросы", и категорично решает: Сегодня самые "положительные" ответы дает, должно быть, высоко за это ценимая Сергеем Аверинцевым Ольга Седакова.

Что же с того? О тенденции восприятия поэзии Седаковой как морализаторской свидетельствует, например, статья Валерия Шубинского о поэзии Елены Шварц, где, характеризуя поэтику последней, автор по контрасту обращается к творчеству Ольги Седаковой: Это принципиально отличает Шварц от Седаковой, которая, дистанцируясь по отношению к мандельштамовской традиции, подчеркивала значение морали - четкой авторской мысли, "идеологической и этической" составляющей эссе "Похвала поэзии", Шварц как раз - не моралист или такой моралист, которого лучше не слушать" Шубинский В.

В этом суждении удивительно то, что при сопоставлении особенностей поэтических образов двух поэтов автор апеллирует не к стихам, а к высказыванию Седаковой в прозе, не делая поправок на.

Уникальность критической ситуации по отношению к поэзии Седаковой заключается в том, что, ставя под сомнение ее ценность, исторические эпохи-антиподы сходятся в одной точке неприятия - религиозной составляющей ее стихов. Но если в советское время эта реакция была предопределена существовавшим табу на религиозную тему, то в контексте сегодняшнего дня эта особенность поэзии Седаковой воспринимается как сковывающая нормативность, вносящая пресную "правильность" в творчество поэта.

Он был осужден по й статье и расстрелян 17 мая года. Реабилитирован в году. Десять месяцев провела в тюрьме Ярославля и в октябре г. Затем в "минусе" до г. В промежутках между арестами работала библиотекарем, архивариусом, дошкольным воспитателем, чертежником, ретушером, картографом Москвачленом артели вышивальщиц Тарусаинструктором по росписи игрушек Завидовомаляром в енисейской ссылкебутафором и художником в театре Рыбинск ; подолгу оставалась безработной или перебивалась случайными заработками.

Реабилитирована в марте г. Книпером с г. Тимирева, носила двойную фамилию. Первая встреча — в доме контр-адмирала Николая Подгурского, общего знакомого Колчака и Тимирева, — оказалась фатальной. Когда я провожала его на вокзале, мимо нас стремительно прошел невысокий, широкоплечий офицер. Она первой призналась ему в любви: И он, уже давно и, как ему казалось, безнадежно влюбленный, ответил: Ей было 22 года, ему — 41 и к моменту их встречи Колчак успел исследовать воды четырех океанов и двадцати морей, объехал первый раз вокруг Земли, выпустил две книги, заслужил ряд русских и иностранных орденов.

Методологической основой диссертационного исследования послужили работы М. Лотмана, труды отечественных и зарубежных буниноведов: В зависимости от характера анализируемого материала отдельные параграфы глав написаны с использованием биографического, историко-литературного и интертекстуального методов исследования. Структуру изложения материала определяет исторический подход, диахронический подход позволяет более обстоятельно выполнить поставленные задачи.

Впервые в исследовании привлекаются не только малоизвестные отечественные, но и зарубежные литературоведческие работы, представляющие аспекты изучения творчества Алданова, архивные сведения. Главная цель работы - соотнести восприятие русских классиков А.

Чехова в литературно-критическом и художественном творчестве Бунина с оценками младшего современника — Алданова. Это необходимо, чтобы определить значение традиций русской классической литературы для литературы эмиграции, для русской литературы XX века. Этой цели соответствуют поставленные задачи: Чехова, - изучить художественные произведения, литературно-критические работы, переписку Бунина и Алданова в аспекте отношения этих писателей к русской классической литературе, - проанализировать интертекстуальные связи как один из элементов соотношения традиций и новаторства, - систематизировать предпринятые наблюдения с тем, чтобы дать целостное представление о специфике восприятия Пушкина, Гоголя, Достоевского, Чехова Буниным и Алдановым, о его значении для более глубокого понимания литературного процесса.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что данная работа позволяет рассмотреть рецепцию классической традиции русской литературы в творчестве крупнейших писателей Русского Зарубежья, тем самым позволяя расширить представление о соотношении русской классики и литературы русской эмиграции в целом.

Практическая значимость работы заключается в возможности использования ее положений и выводов в общем курсе истории русской литературы XX века для бакалавров филологии, в спецкурсах по литературе Русского Зарубежья для магистрантов, а также для продолжения научных изысканий, сопряженных с темой настоящей диссертации. Положения, выносимые на защиту: Бунин, сочетая лиричность и рассудительность в творчестве, как наследник гуманистического опыта русской классики, своими взглядами повлиял на развитие скептического мировоззрения М.

Алданова, на формирование его эстетической позиции, и на способность без иллюзий оценивать течение жизни в XX веке; 3. Письма, отзывы в рецензиях, обзоры, художественные тексты свидетельствуют, что восприятие традиций русской классической литературы Алдановым происходило в зависимости от позиции Бунина, однако было не только последовательным, но и полемическим; 4. Алданов оказывал воздействие на творческий путь старшего современника в конце х - е годы, художественным и моральным ориентиром для него в этом воздействии было наследие русской классики; 5.

Мнения Бунина и Алданова о русской классике как о важной части духовной жизни, как об основе формирования литературного процесса и писательства в целом, соотношение их эстетических позиций представляются наиболее показательными для постижения литературной жизни русской эмиграции и осознания духовных перспектив русской классики в литературе современности; 6. Оно, как и русская классика в целом, в катастрофичном ХХ веке наполняет бытие духовным смыслом - и для Бунина, и для Алданова, и для любого человека.

У Бунина и Алданова художественная проза имеет типологические и генетические связи с произведениями Н. Гоголя, в первую очередь, с его эпическими текстами. В художественных произведениях Бунина и Алданова воплощены некоторые темы и мотивы, проявленные или развитые в русской литературе Ф. В восприятии личности и творчества А. Соответствие содержания диссертации паспорту специальности, по которой она рекомендуется к защите. Диссертация соответствует специальности Диссертационное исследование выполнено в соответствии со следующими пунктами паспорта специальности ВАК: Обсуждение материалов и результатов исследования проводилось на заседаниях кафедры русской и зарубежной литературы филологического факультета Новгородского государственного университета имени Ярослава Мудрого.

Основные положения и различные аспекты темы диссертации были изложены в докладах на научных конференциях: Основные результаты работы изложены в 14 публикациях. Характер исследуемого материала и специфика подхода к нему определили структуру работы: В каждой главе проанализированы особенности рецепции личности и творчества писателей-классиков в литературно-критических и художественных работах Бунина и Алданова; рассмотрена специфика интертекстуальности у каждого из исследуемых авторов.

В конце каждой главы приводятся выводы, сделанные на основе сопоставления оценок, вынесенных Буниным и Алдановым личности и творчеству писателей-классиков, обозначаются особенности восприятия ими традиций русской классической литературы. Общий объем работы составляет страниц. Бунина, специальных исследований, посвященных выявлению значения А.

Алданова почти не проводилось. Впервые к этой теме обращается В. По его наблюдению, по частоте упоминания Пушкину и Гоголю в произведениях Алданова принадлежит второе место из русской литературы после Толстого и Достоевского ; за ними следуют Тургенев и Чехов Оценить поэзию Пушкина и Лермонтова в переводе невозможно. Сечкарев, о двойственности алдановского отношения к гению Пушкина речи быть не может О непосредственном отношении к Пушкину и его наследию можно узнать из публицистических статей и очерков Алданова: Речь идет о двух небольших рассказах на французском языке.

Действие первого происходит в Сибири между деревней Мокоткин и городом Иркутском, в бедной крестьянской isba. Царь объявил войну и назначил рекрутский набор. Арсантье должен бросить родную избу и любимую жену Машу. Более того, кроме двух художественных произведений, Пушкин дал Шарлю Дорино еще и политическое интервью.

Сведений, подтверждающих или опровергающих авторство Пушкина, кроме слов самого Алданова, нами обнаружено не. В своем творчестве Алданов неоднократно обращается к истории дуэли Пушкина с Дантесом. Действие происходит в году.

Гоголя, так и с научно-критическими работами, ему посвященными. Тем не менее, отсылки к личности Гоголя и его персонажам в наследии Алданова мало изучены. Сечкарева, Гоголь упоминается Алдановым так же часто, как и Пушкин; отношение к нему, так же, как и к Пушкину - преклонение перед его гением, но оговорок в речах персонажей больше и они более вески В развернутой рецензии на книгу В.

В году Алданов вместе с Я. Цвибаком устроил в Америке денежный сбор в пользу Бунина. Гордость мешала нобелевскому лауреату принять помощь от друзей, на что Алданов напомнил ему о Гоголе, на себе испытавшем нужду: